span {color:black;} Разрушитель мифов. - Существа многомерных пространств.
Разрушитель мифов. Среда
28.06.2017
12:12
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Существа многомерных пространств. | Регистрация | Вход
 
Меню сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Существа многомерных пространств.


Фундаментом всей современной физики является частное мнение одного гражданина или договоренность двух граждан. Заявленная ими гипотеза трёхмерного пространства-времени, как четырёхмерного пространства, противоречит элементарным основам математики и не имеет какого-либо обоснования.
Для описания Вселенной требуется куда больше измерений, чем четыре измерения пространства-времени. Теория струн требует, например, наличия 10 пространственных измерений и одного временного. Согласно этой теории, не воспринимаемые нами 7 измерений свернуты до планковских размеров и потому не могут быть пока обнаружены экспериментально. В самом старом варианте теории струн предполагается наличие 26 измерений пространства-времени.
Ещё древние греки ожесточённо спорили о происхождении времени. Аристотель отвергал идею о наличии некоего начала, объясняя это тем, что из ничего ничто не возникает. А поскольку Вселенная не могла возникнуть из небытия, значит, она существовала всегда. Таким образом, время должно бесконечно простираться в прошлое и в будущее. Христианские богословы отстаивали противоположную точку зрения. Так, Блаженный Августин утверждал, что Бог существует вне пространства и времени и может создавать их точно так же, как и другие аспекты нашего мира. На вопрос „Что Бог делал прежде, чем создал мир?" знаменитый теолог отвечал: „Время само является частью божьего творения, просто не было никакого прежде!

В семидесятые годы американские астрономы Маргарет Геллер и Джон Хахра задались честолюбивой целью: изучить всю иерархию мироздания и понять, что скрывают отдалённые глубины космоса. Для этого не надо было гадать на „звёздной гуще" — следовало предельно точно нанести на карту десятки тысяч галактик.

Сперва Геллер и Хахра выбрали небольшой участок космоса — фрагмент шириной 135 градусов и высотой 6 градусов (затем его расширили до размеров — 360 х 36 градусов). Маргарет Геллер стала составлять каталог галактик, оказавшихся здесь, помечая их длину и ширину, а также расстояние до них.

Осенью 1986 года, когда в распоряжении учёных оказалось достаточно много собранных данных, Геллер заметила странный феномен. Все эти тысячи галактик образовали невероятную фигуру, напоминавшую… человека ростом в 500 миллионов световых лет.

Джон Хахра отказывался в это верить, считая, что допущена ошибка в измерениях. Зато сторонники эзотерических учений заговорили о том, что всё наше мироздание — „автопортрет" Господа Бога, увековечившего себя в своём Творении.

Однако вскоре астрономам стало понятно, что фигура человека была лишь частью грандиозного космического узора. Так, приглядываясь к морозной вязи, разрисовавшей стекло, или к облакам на небе, можно отыскать образы людей, но остальные части этой природной картины обычно не похожи на приглянувшийся портрет. Так же было со скоплениями галактик.

Вот только у звёздного неба — в отличие от заиндевевшего окна или облачной чехарды — выявилась своя подлинная структура. Скопления галактик не были беспорядочно рассеяны в космической дали; они словно располагались на поверхности неких полых тел, занимавших всё небо, своего рода „мыльных пузырей". Внутри них царила абсолютная пустота. Впору было сказать, что сам Господь Бог, уподобляясь ребёнку, выдувает бессчётные галактики, как мыльные пузыри. Что ж, крохотные, живущие мгновение воздушные шарики — хорошая метафора, подчиняясь которой рассыплются в прах эти крохотные — по космическим меркам — планеты, галактики и звёзды, все эти „пузыри Вселенной", живущие в ней один миг.


Из этих „пузырей" — своего рода „сверхгалактических гало" — складывался особый орнамент: гигантские системы звёздных суперскоплений. Небо, напоминавшее древним мудрецам несколько сфер, расположенных одна над другой, скорее впрямь похоже на матрёшку: её части оказались вложены друг в друга.

Одна из самых крупных космических „матрёшек" — „Великая Стена", открытая в 1989 году в небе Северного полушария. Размеры этой „стены" из многих тысяч галактик, напоминающей постройку из мыльных пузырей, составляют 500 х 200 х 15 миллионов световых лет. Она содержит примерно 5 — 10 процентов всей материи Вселенной.

Были обнаружены и другие крупные структуры, насчитывавшие тысячи и десятки тысяч галактик. Совсем недавно в созвездии Льва открыли крупнейшее скопление галактик, известное науке. Оно протянулось на шестьсот с лишним миллионов световых лет. Расположено оно примерно в шести с половиной миллиардах световых лет от нас (см. „Знание — сила", 2003, № 2).

„Мы можем увидеть сейчас весь спектр космических феноменов, — говорит австралийский астроном Мэтью Коллес, — от громадных космических континентов — сверхскоплений галактик — до отдельных гор, высящихся посреди вселенского пейзажа — галактик".

Этот грандиозный пейзаж мироздания смущал. Как ни велики были галактики длиной в сотни тысяч световых лет, все они оказались лишь песчинками в этом узоре. Впору было чувствовать себя не просто „затерянными в космосе", но потерянными в нём. Из „бесконечно малых точек", в которые превратились галактики, очерчивались бессчётные „мыльные пузыри" и рисовались тонкие, длинные нити; из этих нитей свивались фигуры вроде „человечка Маргарет Геллер". Если представить себе правоту физиков, отстаивающих „теорию струны", то тончайшие нити лежат и в основе всего Микромира — их вибрации рождают все элементарные частицы, — и ими же — „великими космическими нитями, или струнами" — замыкается известный нам Макромир.

После открытия космических сверхструктур сразу возникли вопросы: „Существуют ли они в самом деле? Или же нам кажется, что космическая материя принимает такую форму, как путнику, присевшему отдохнуть, может казаться, что облако над ним принимает форму „жирафа", „медведя", „яблока"? Чему подчиняются эти структуры? Фундаментальным законам природы или особенностям нашего зрения? Есть ли, на самом деле, эти „мыльные пузыри" и „нити" Вселенной или мы их выдумываем, прибегая к удобной аллюзии?"

Последующие наблюдения, сделанные, например, участниками проекта „Sloan Digital Sky Survey", подтвердили правоту Геллер и её коллег. Космос, действительно, имеет причудливую структуру. В нём есть свои „мыльные пузыри", „человечки", „струны". Если прибегнуть к очень смелой аналогии, то у космоса есть своя… клеточная структура, и суперскопления галактик очерчивают границы каждой клеточки.

Космос, хотя бы по своему строению, напоминает одно огромное — и всё ещё растущее — живое существо, в одной из клеток которого затерян атом под названием „Солнечная система". Этот атом нельзя представить себе в виде некоего „кусочка вещества". Нет, он порожден регулярными перемещениями — назовем их „вибрациями" — неких незримых объектов, имеющих конечную длину. Данные объекты так ничтожно малы, что наблюдатель, пребывающий за пределами нашей Вселенной, никогда не сумеет их разглядеть. Он может лишь постулировать, что атомы „звёздных систем" состоят из крохотных, вибрирующих или, если хотите, блуждающих (по-гречески planetes) объектов — своего рода „субатомарных нитей".

„Что вверху, то внизу". Мнения средневековых мистиков часто подозрительно схожи с новейшими воззрениями астрономов. „Теория струны" отражается в переплетении вселенских „нитей". Клеточная структура живых организмов отражается в „клеточном" узоре, украсившем мироздание.

Всех нас ожидает Аттрактор.

  Вселенная вовсе не напоминает некий застывший мир — карту галактик, приклеенную к небесной сфере. Нет, всё здесь проникнуто движением.

Около двадцати лет назад было обнаружено, что группы галактик разлетаются совместно. Наш Млечный Путь вместе со скоплением галактик в созвездии Девы, вместе с суперскоплением галактик в созвездии Волосы Вероники, вместе с другими скоплениями космической материи мчится со скоростью 600 километров в секунду в сторону некоего неизвестного пока, но невероятно мощного источника гравитации. Уже первые расчёты показали, что суммарная масса этого объекта примерно такова, как у десяти тысяч крупных галактик, вместе взятых.

Половина всей нашей Вселенной затягивается в эту странную „воронку", где уже скопилось, наверное, столько материи, что невозможно себе даже представить. Пытаясь прибегнуть хоть к каким-то понятным сравнениям, скажем, что так же неотвратимо материя в центре нашей Галактики соскальзывает в чёрную дыру.

Один из космических картографов, Алан Дресслер, назвал этот таинственный, влекущий к себе объект, „Великим Аттрактором" (от англ. attraction — тяготение), „Великим Источником Притяжения". Однако разглядеть что-либо в той дали, куда все мы мчимся, пока не удалось.

О природе этого объекта много спорили. Предполагали даже, что это скопление материи, неизвестной пока науке. Согласно другой гипотезе, это — „космическая струна", невероятно массивный реликтовый объект, возникший в пору ранней молодости Вселенной — своего рода нитевидное искривление пространства-времени. Впрочем, дальнейшие наблюдения показали, что Великий Аттрактор является очень крупным скоплением галактик.

Расстояние от Млечного Пути до Великого Аттрактора составляет примерно 300 миллионов световых лет. Расположен Великий Источник Притяжения в небе Южного полушария. Он тянется от созвездий Павлина и Индейца до созвездия Парусов.

Другие галактики движутся в иных направлениях. С точки зрения автомобилиста, в космосе царит полный кавардак. Это приводит к частым столкновениям самих галактик и даже их скоплений (см. „Знание — сила", 2000, № 11).

Чёрные дыры, расположенные посреди галактик, могут сливаться при их столкновении. После такой сшибки чёрные дыры теряют до 40 процентов своей массы, излучённой в виде гравитационных волн очень низкой частоты. Это приводит к деформации пространственно-временной структуры, как ещё в 1916 году предсказывал Альберт Эйнштейн.

Распространяются гравитационные волны со скоростью света. В считанные доли секунды они излучают больше энергии, чем Солнце за всё время своего существования. Они пронизывают пространство, словно сейсмические волны — Землю, пробегают с одного конца Галактики на другой, и вся толща материи, лежащая на их пути, не способна их ослабить. „Под действием гравитационных волн, — поясняет известный американский физик Кип Торн, — материя поочерёдно растягивается и сжимается в направлении, перпендикулярном оси движения волн". Однако эти отклонения минимальны. Мы не замечаем их. Так, если бы мы имели дело с мостом, выстроенным от Земли до Солнца, то под действием гравитационной волны он удлинился бы на величину… атомного ядра.

Возможно, в ближайшие годы удастся обнаружить эти волны. Во всяком случае, сейчас ставится ряд экспериментов по их поиску.

„Быть может, — отмечает известный британский физик Мартин Рис, — при столкновении галактик чёрные дыры иногда выбрасываются в межгалактическое пространство". В таком случае в тёмных далях, разделяющих галактики, могут сновать целые стаи незримых гравитационных монстров.


Симпатия, неподвластная времени.

  Как же возникли гигантские скопления галактик? Почему они выглядят так, а не иначе? Подобные вопросы неминуемо влекут за собой другие: „Как возник наш мир? Почему он таков, каким мы его видим?".

Согласно общепринятому мнению, наш мир родился около 15 миллиардов лет назад в пламени Большого Взрыва. Единственной силой, упорядочившей материю, была гравитация. Однако сила эта слаба, и пока она упорядочит материю, пройдёт слишком много времени. Чем больше структура, тем дольше она будет формироваться.

Становление космоса могло протекать двояким образом: „сверху вниз" (top down), когда в „первородном супе" зародились, а потом разрослись структуры, наблюдаемые нами теперь, или же „снизу вверх" (bottom up) — по этому сценарию газовые туманности сгущались в звёзды, звёзды стягивались в галактики, те образовывали скопления и, наконец, возникала космическая пена.

В последнее время подобные процессы удалось моделировать на компьютере. В первом случае все интересовавшие структуры — космическая „пена", суперскопления и скопления галактик, а также отдельные галактики — возникали, но это занимало очень много времени, тогда как старейшие галактики появились уже 13 миллиардов лет назад. Во втором случае образовались лишь галактики и их скопления, но никакой космической „пены", никакого „Великого Аттрактора" не было.

Зато, разумеется, не было недостатка в самых рискованных гипотезах, объяснявших влечение галактик друг к другу. Так, нобелевский лауреат по физике Ханнес Альфвен предположил, несмотря на скепсис коллег, что в космосе существует ещё одна сила, пока неизвестная нам. Возможно, гигантские космические структуры возникают благодаря плазменным токам — электрически заряженным и высокоэнергичным потокам газа — и созданным им магнитным полям.

Быть может, в мироздании есть и другие силы, о которых мы пока ничего не знаем? Возможно, галактики — это не просто скопление мёртвой материи. Возможно, они, подобно животным, сами „сбиваются в стаи", испытывая друг к другу симпатию. Ведь никакие законы гравитации или магнетизма не заставляют муравьёв строить себе общежитие — муравейник.

Бенуа Мандельброт — человек, придумавший термин „фрактал", — сравнил структуру Вселенной с перистым облаком. По его словам, весь мир организован по фрактальному принципу. Мироздание имеет „волокнистую" структуру, напоминая крону дерева или бронхи легких. Если это действительно так — а многое говорит в пользу этой гипотезы, — то сие будет иметь самые фатальные последствия для наших космологических спекуляций. Ведь они опираются в основном на формулы теории относительности. Однако те справедливы лишь для однородной Вселенной, в которой материя распределена сравнительно равномерно. Для фрактальной Вселенной они не действуют. Подводя итог, повторим: никто не знает, почему во Вселенной возникли громадные структуры и сколько времени ушло на их формирование.

Можно лишь отметить, как похож этот космический узор на „Мультивселенную" российского космолога Андрея Линде — множество не сообщающихся друг с другом Вселенных (см. „Знание — сила", 2000, № 1; 2001, № 11). Ведь её тоже можно сравнить с мыльной пеной, усеянной множеством пузырьков: одни из них раздуваются, другие сдуваются — одни Вселенные рождаются, другие гибнут. Большой Взрыв, породивший наш мир, вовсе не является уникальным событием. Это — не первый и не последний Большой Взрыв, раздавшийся в Мультивселенной, но вся она, сотрясаемая бессчётным множеством взрывов, порождает всё новые Вселенные, размножаясь таким образом.

Если уж мы позволили себе сравнить Вселенную с живым существом, то эти пузырьки, возникающие в Мультивселенной, напоминают… икринки: многие из них вскоре погибнут, и лишь некоторые разовьются в огромные, полные жизни организмы — новые Вселенные. Впрочем, подобное сравнение, скорее, достойно пера писателей-фантастов.

Однако не будем забывать, что космос полон тайн, и, может быть, даже наша, „обжитая" Вселенная обладает свойствами, которые нам трудно себе представить.


Форма входа


Поиск

Календарь
«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Архив записей


Copyright MyCorp © 2017 Конструктор сайтов - uCoz